Практика тибетской йоги и психология духовного детства

Встречая таинственное мы остаёмся собой и пытаемся разгадать тайну. Так Мулдашев вывел заключение о том, что Кайлас имеет рукотворную природу. Казалось бы оно отвечает на все вопросы по-нашему. Некогда на Земле жили люди или даже существа, которые в разы превосходили наш уровень развития. Всё непонятное, что связано с высочайшей вершиной мира, сразу же получает… Пусть не объяснение, скорее — схему в которую запросто укладывается. На самом деле Мулдашев более доказателен, чем это может показаться на первый взгляд. Но только сами тибетцы никогда таких теорий не поддерживали. Ламы изначально оставляют за вершиной право быть разумным существом. Считают, что Кайлас никто не создавал, — это выражение, манифестация Будды в нашем мире. Наши умы запутываются, потому что мы тут же пытаемся приделать к такой трактовке объяснения. Ламы же говорят, что не только Кайлас, но и множество других гор вполне разумные сущности.

В этом тибетское мировоззрение видится нам метафоричным, мистичным. Мы привыкли к тому, что такие трактовки просто поэтические сравнения. И удивились бы, если бы получилось «одеть» тибетскую голову на себя. Тибетцы на самом деле исторически были очень наивными, во многом — дети. Достаточно почитать историю Миларепы. Какая-то возня в песочнице возведённая в ранг культовой драмы. Но исторически тибетцы это те дети, которые и не собирались взрослеть. И этот детский сад был и способом выживания в самых сложных в мире природных условиях, и методом практики йоги. Тибетцу не пришло бы на ум сказать «самосовершенствование». Скорее он сказал бы «величайшие методики постижения трансцедентной истины, что невозможно произнести словами, дарующие мир и гармонию благодаря прозрению». Такие же торжественные и сами сценарии практик тибетской йоги. Во всяком случае, большая их часть.

Нам вообще трудно понять, что так вот они и растут. Так вот и практикуют в монастырях. Именно это и есть йога Тибета, пополам с цампой.
Практика тибетского буддизма неразрывна с нёндро — начальными практиками… Позже окажется, что никакие они не начальные, в наем понимании, а вполне себе самодостаточные техники медитации. В каждой школе нёндро имеет свои особенности. Но в каждой есть простирания.

Как занимаются йогой в нашем понимании? Йог он такой — крутой, закаляется как сталь. Он принимает асаны, он практикует пранаяму. В общем он такой тренированный, хоть сейчас в космос его посылай. Но метод практики йоги в нашем уме — это именно тренировка тела и психики. И мы никак не можем приделать к этому простирания.

Тибетский же йогин создаёт в уме достаточно сложную структуру — дерево прибежища. Это огромное дерево на ветвях которого находятся учителя. И так вот красуется оно золотом, и переливается на нём алмазами вся линия передачи знания. А потом йогин подносит сложенные руки к голове, к груди, к животу и простирается, вытяну вперёд руки, встаёт и снова простирается.

Практика тибетской йоги и психология духовного детства

Нам и во сне не приснится, что так работают с энергией, что простирания открывают канал связи с учителе и знанием школы. И дело тут не только в гордыне… Нам просто сама механика непонятна. Вот то, что визуализация янтры в чакре что-то сделают для нас положительное — мы в общем-то проглотим. А это — ну только при очень большой любви к Тибеу. Прямо таки кармической любви. Таким образом тибетцы остались в своём репертуаре. Они уже более 60 лет не на Тибете, но суть отчуждения осталась прежней. Случайный человек просто не будет делать никаких простираний. А если кто-то делает, значит он уже не случайный.

Далее нёндро — предварительные практики тибетского буддизма продолжаются. И на арену выходит подношение мандалы. Здесь уже полная засада. Говоря кратко, мандалу можно держать в руке, как металлический диск. Можно построить чисто в уме. И тут же поднести, отправить в мир Будд и Бодхисаттв, или к своему гуру. При этом мандала — наполнена различными объектами, сакральный смысл которых нам чужд даже на уровне психологической символики.

И как-то совсем уже стопор. Практика какой-то бандхи для открытия третьего глаза в ум вписывается намного проще.

Несколько проще в плане принятия проходит работа с йидамом. Хотя и тут возникают свои сложности. Просто говоря — йидам это трёхмерная картинка Будды или Бодхисаттвы. Она включает несколько стадий. Обычно работа содержит стадию построения, созерцания, исчезновения и появления вновь. Йидамом может быть Ченрезиг (Авалокитешвара), или Будда, скорее всего — в каком-то тибетском варианте. Достаточно часто вокруг йидама крутятся буквы его длинной мантры. Тибетцы исторически относились ко всему алфавиту и каждой букве как к святыням. Буквы мантры крутятся вокруг Будды, который сидит на лотосе, а лотос лежит на плоском диске луны. Построить такую картину в уме не просто сложно, а очень сложно. Хотя каких-то других формальных сложностей нет. Будда получается таким, каким получается.

Многие школы вводят нечто серьёзное и фирменное ещё на уровне предварительных практик медитации. Таким аспектом может стать гуру-йога. И тут уже западный ум должен утонуть в системе иных ценностей. Проще думать про Кайлас, про то что вершина светится, над ней бывают непонятные скопления светящихся объектов, про то что там меняется ход времени, чем про то, что работа с йидамом гуру своей линии напрямую может дать его понимание мира.

Другими словами, какой-то аспект тантр может оказаться слишком сложным для понимания непросветлённым человеком. В тибетской культуре практикуется передача знания просто в качестве энергии. Прямо от ламы в сознание ученика. Учитель будто бы даёт часть своего ума в кредит своим ученикам. Традиция это не совсем тибетская, скорее индийская. Но в таком чистом виде сохранилась в основном именно на Тибете.

Парадокс-то в том, что это не менее удивительно, чем Кайлас и все рассказы о тибетских чудесах. В том, что ученик на самом деле начинает думать и понимать так, как думает и понимает лама. Это не просто слова про посвящение и установление связи. Это просто отдельное взятое чудо. Попробуйте думать умом более развитого человека.

Оставим на время духовность Тибета. Давайте представим, что получится если приделать к уму студента голову академика? К уму исследователя космоса голову Циалковского. К уму химика голову Менделеева. Приделаем буквально на уровне энергии, не просто психологически.

Такие чудеса вполне органичны для детсадовской психики, для того мировоззрения, которое так берегли ламы. Так берегли, что предпочли покинуть свою страну, чем начать думать как коммунисты, материалисты или люди западной науки.

В фильмах и книгах про Кайлас можно услышать о том, что вершина не даёт на себя взойти. И нас ничего не удивляет. Тибетец начала 20-го века вытаращил бы глаза и спросил: «Как взойти? Зачем? Почему? Чем больны люди? Не заразны ли такие странные желания, а то может впору бить тревогу?! С ума сошли! Идут на Кайлас...»

С этим детским восприятием мира тибетцы практиковали ритуалы со 100%-ой вовлечённостью. Делали то, что современный человек просто не сможет сделать, ибо ум включится и начнёт думать о том, какие там архетипы затрагивает подношение мандалы. Если тибетец писал мантру на камне, то не просто верил в то, что буквы имеют разум. Он был в этом даже не убеждён. Что-то ещё естественней. Вы же не верите в то, что пьёте молоко или чай. Просто знаете. Вполне возможно, что такими когда-то были все культуры. Но этот-то чудесный мир был таким ещё в 1951 году. Теперь это не сохранилось в чистом виде даже в Бутане. Несмотря на то, что страна наглухо запечатана для туристов. Информационная насыщенность делает своё дел и молодые бутанцы уже давно ничем не отличаются от молодёжи в других странах.

Тем не менее, ламы перевернули всё с ног на голову в 1953-55-ых годах. Они выплеснули знания на Западе. В Европе и США оказались доступными техники тибетских медитаций и тибетские ритуалы, которые ещё в 40-ых годах казались какими-то запредельными в плане закрытости. Несколько линий прямой передачи были прерваны. Или китайцы расстреляли носителей, или те сами перенесли сознание в новое воплощение или вообще другие миры. Но общая палитра знаний начала своё путешествие по Европе и Америке.

Оказалось, что за запретами и скрывались не чудодейственные элексиры или волшебные снадобья. Оказалось, что Буддизм Тибета и Бон-по базировались на сильных и необычных тантрах. На тантрах про которые забыли в самой Индии. Оказалось, что тибетцы работали с сознанием. И в общем-то не имели каких-то секретных, особых методик. Может быть — немного для нас неожиданных.

В этой системе ценностей Кайлас никто не создавал. Он сам по себе вполне разумное существо. Хотя, совершенно не похожее на то, что мы привыкли понимать под существами. Как и сама тибетская йога не похожа на то, что мы слишком часто ищем в системах самосовершенствования.

0 комментариев

Чтобы писать и задавать вопросы в комментариях – зарегистрируйтесь на сайте.

Если вы уже зарегистрированы, то .